Куба и аграрный вопрос (Часть 3. Окончание) | Вперед

Куба и аграрный вопрос (Часть 3. Окончание)

DSC_0394Владимир Ленин считал, что капитализм, особенно государственный, необходимо использовать как посредствующее звено между мелким производством и социализмом для повышения производительных сил (ПСС, т. 43, с. 229). По его словам, большевики сделали верный шаг, когда прогнали русских капиталистов и позвали заграничных. После того, как социалистическая революция замедлилась в других странах, Советской России пришлось пойти на некоторые жертвы, чтобы добиться быстрого улучшения положения рабочих и крестьян. С развалом СССР и поражением социализма в странах Восточной Европы Куба также была вынуждена пойти на жертвы, открыв двери для иностранного капитала и передав земли, ранее находившиеся в пользовании государственных предприятий, кооперативам.

Кооператив В. Ленин называл одним из видов государственного капитализма (ПСС, т. 43, с. 225). Тем не менее при диктатуре пролетариата кооперативные предприятия являются важным шагом к социализму, т.к. они позволяют соединить частный интерес с общим. В одной из последних работ «О кооперации» В. Ленин уточняет, что кооперативные предприятия не отличаются от предприятий социалистических, если они основаны на земле, при средствах производства, принадлежащих рабочему классу. «А строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией — это есть строй социализма», — отмечал он (ПСС, т. 45, с. 373).

После установления диктатуры пролетариата, по Ленину, рост кооперации тождественен росту социализма. При этом он критически относился к старым кооператорам, в частности Роберту Оуэну, которые хотели преобразовать общество без классовой борьбы. «Кооперативный» социализм руководитель большевистской партии называл фантастикой. В ходе полемики с Петром Кропоткиным, который восхвалял рост кооперативного движения в Европе и считал его проявлением «безвластного начала», Владимир Ленин утверждал, что кооперативные объединения рабочих в конечном итоге будут превращены в слуг капитала. Более того, буржуазия сможет подчинить себе через «тысячи нитей» любое новое движение, если оно игнорирует политическую борьбу (Бонч-Бруевич В.Д., «Воспоминания о Ленине», Москва 1969, с. 445).

В силу определенных обстоятельств коллективизация в СССР началась через десять лет после революции, а основной этап завершился уже в 1929-30 гг. Ее причины и результаты являются темой отдельной статьи. Отметим лишь то, что на Кубе данный процесс растянулся на десятилетия, и объединение единоличных крестьянских хозяйств в кооперативы продолжается по настоящее время. Даже после так называемого революционного наступления 1968 года, когда доля частного сектора в кубинской экономике существенно сократилась, в частных руках еще оставалось 30 % сельского хозяйства («Куба. Взгляд на историю», Мексика 2012, с. 109).

Кубинский рабочий Адальберто Вальдес недавно получил от государства 10 гектар земли. Он по профессии механик и трудится на одном из местных предприятий. Ему дали этот земельный участок за хорошую работу. Ранее здесь находился лимонный сад, принадлежащий одному из кооперативов, а вскоре, по словам Адальберто, прорастет кукуруза и тыква. За землю он ничего не платит, но обязан будет помогать продуктами Международному лагерю имени Хулио Антонио Мельи (CIJAM). Чтобы проще было обрабатывать свой участок, кубинский рабочий планирует вступить в кооперативное предприятие. Оно поможет ему с семенами и сельскохозяйственной техникой. Адальберто женат и у него трое детей, которые охотно помогают отцу по хозяйству.

DSC_1285

Адальберто Вальдес

На Кубе одни кооперативы создаются, другие – прекращают свое существование. Оставшаяся земля распределяется между крестьянами, которые объединяются в новые кооперативные предприятия или ведут индивидуальное хозяйство. На таблице 1 показано, что площадь сельскохозяйственных земель, находящихся в пользовании негосударственных предприятий, более чем в два раза превышает государственную площадь. Здесь кооперативы представлены следующих видов:

1. Основные совместные производственные кооперативы (Unidades Basicas de Produccion Cooperativa, UBPC);

2. Сельскохозяйственные производственные кооперативы (Cooperativa de produccion agropecuaria, CPA);

3. Кредитные и сервисные кооперативы (Cooperativas de Creditos y Servicios, CCS).

pX2wj59uohs

Таблица 1. Распределение земли на Кубе (июнь 2014 г.)

Основные совместные производственные кооперативы возникли на базе совхозов в 1993 году и в настоящее время являются преобладающими в сельском хозяйстве. Они состоят из рабочих бывших госпредприятий, которым были переданы земли в качестве узуфрукта, а средства производства приобретают у государства. В начале «особого периода» революционное правительство существенно реформировало сельскохозяйственный сектор, создав для трудящихся больше материальных стимулов. Их доходы привязаны к общему производству UBPC, а сам кооператив имеет управленческую автономию. Данные предприятия выращивают сахарный тростник, различные культуры, фрукты, кофе, табак, скот.

Сельскохозяйственные производственные кооперативы ведут свою историю еще с 1976 года. Они создаются по решению крестьян, которые хотят объединить свои участки земли и другие средства производства. В провинции Артемиса автор статьи посетил один из таких кооперативов и пообщался с членом местного бюро Национальной ассоциации мелких фермеров (ANAP) Луисом Энрике. По его словам, земельные паи бывают разными. В зависимости от их размеров вычисляются доходы и расходы крестьян. Выращенную продукцию почти полностью скупает государство. Например, 100 % тростника поступает на сахарные заводы.

DSC_0668

Луис Энрике

С работой CPA удалось ознакомиться благодаря участию в XII Международной бригаде 1 мая. Начиная с 2006 года, «бригадисты», которые располагаются в CIJAM, приезжают по линии Института Дружбы народов Кубы (ICAP) и на волонтерских началах помогают крестьянам. В общей сложности на остров ежегодно прибывает 13 бригад солидарности со всего мира. Между ICAP и министерством сельского хозяйства существует договор о помощи некоторым кооперативам. Директор CIJAM Рауль Абреу говорит, что государство, закупив у крестьян продукцию, распределяет ее среди социальных учреждений или поставляет в гостиницы. Некоторую часть продуктов кубинцы выставляют на продажу.

DSC_1315
Рауль Абреу

Кредитные и сервисные кооперативы являются первичными организациями коллективного характера. Они возникли еще в начале 1960-х годов с целью распределения ресурсов для сельскохозяйственного производства и централизованного получения кредита. Кооперативы обеспечивают общее использование ирригации, некоторых объектов и услуг. При этом земельный участок, оборудование и выращенная продукция остаются в единоличном владении крестьянина. Примечательно, что министерство сельского хозяйства Кубы не разделяет статистические данные по площадям, находящимся в индивидуальном пользовании («privados») и пользовании CCS.

Несмотря на то, что в настоящее время на Кубе доля негосударственного сектора в сельском хозяйстве достаточно большая, все-таки не это является главной угрозой для социализма. Некоторые уступки «мелкобуржуазной стихии» были сделаны еще в начале 1990-х годов, в «особый период», тем не менее Революция выстояла. Тогда условия были гораздо хуже, чем сегодня, что объясняется не только развалом СССР, но зависимостью Кубы от продажи сахара. Теперь данный продукт больше не является основной статьей экспорта, в результате чего министерство сахара было ликвидировано еще в 2011 году. Более того, существенно сокращен сам агропромышленный комплекс. Хорошо это или плохо – другой вопрос. Отметим лишь то, что на момент введения НЭПа в Советской России, население которой в большинстве своем состояло из крестьян, угроза реставрации капитализма была гораздо выше, чем в современной Кубе.

В. Ленин отмечал, что государственный капитализм является шагом вперед по отношению к мелкотоварному производству. Исходя из этого, на Кубе госкапитализм даже в туристической отрасли в конечном итоге является шагом вперед не только по отношению к индивидуальному, но в некоторых случаях и кооперативному хозяйству. Другое дело, что туризм, развитие которого сопровождается существенными уступками рыночным отношениям в сфере обслуживания, порождает немалое число тех, кто живет за счет одурачивания иностранцев. Например, в Гаване таксист за свои услуги может взять с туриста до 30 долларов, т.е. примерно столько, сколько составляет месячная зарплата некоторых врачей на Кубе. Всевозможные товары продаются иностранцам втридорога, комнаты сдаются без уплаты налогов, процветает «черный рынок» валюты. Кроме того, увеличение туристического потока стимулирует спрос на проституток и наркотики. Конечно, эти социальные паразиты попытаются продать Революцию при удобном же случае. Однако характер общественных отношений определяется не числом воров и тунеядцев, а тем, в чьих руках находится власть и средства производства.

Все вышеперечисленные недуги кубинского общества являются проблемой не собственно социализма, а пережитками капитализма, которые усилились в связи с гибелью СССР. Но даже в «особый период» Куба смогла сохранить главные достижения социалистической революции – медицину и образование. Не были закрыты ни одна школа, ни одна больница, гарантировалась минимальная корзина самых необходимых продуктов питания для семей. Начиная с 1959 года, кубинцы стремились создать собственную модель социализма, иногда копируя советскую модель, а иногда ее и критикуя. Например, во второй половине 1970-х годов на производстве были введены материальные стимулы, разрешена деятельность частников, покупка-продажа и наем жилья, открыты крестьянские рынки и т.д. Во второй половине 1980-х, когда в СССР полным ходом шла «перестройка», все это было свернуто на Кубе. Сегодня кубинское руководство прекрасно понимает, что оно делает уступки именно рыночным отношениям, в то время как в СССР реставрацию капитализма проводили под лозунгами «Больше социализма».

В заключение отметим, что большую тревогу вызывают не временные уступки рынку, а проблема преемственности поколений. Придет ли на смену революционерам первой волны достойная смена? Сможет ли она также гибко реагировать на требования времени? Сумеет ли она не только сделать уступки рынку, но и при необходимости их вовремя свернуть? Эти вопросы пока остаются открытыми. Отметим лишь то, что гибель Кубинской революции, чего, надеемся, не случится, станет еще большей трагедией для всего мира, чем крах СССР. Вполне очевидно, что капитализм ведет человечество в пропасть. Если Советский Союз стал первой надеждой на спасение, то Куба – последней. Именно поэтому прогрессивное человечество должно всеми силами за нее бороться!

¡Socialismo o muerte!

Станислав Ретинский 

DSC_0974

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *