К истории научной гносеологии | Вперед

К истории научной гносеологии

8Историческое развитие теории познания, как и других философских дисциплин, нелинейно и противоречиво.

Например, великий английский мыслитель Д. Локк был непоследовательным материалистом, и некоторые положения его гносеологии были использованы (с существенными изменениями) субъективными идеалистами (Д. Беркли) и агностиками (Д. Юм, И. Кант).

Локковская теория первичных и вторичных качеств имеет онтологическое и гносеологическое измерения. Онтологически вторичные качества выводятся из первичных, имеющих более фундаментальный характер. Гносеологически первичные качества изобразительно подобны вызываемым ими ощущениям, а вторичные – нет – из-за привходящего субъективного опосредствования. Взгляды Локка подверглись критике по обоим направлениям. Все качества материальных объектов онтологически первичны в смысле равной независимости от сознания. С другой стороны, ни одна форма отражения объективной действительности не свободна от субъективного опосредствования (а не только ощущения вторичных качеств) (Г. А. Заиченко, «Джон Локк», с. 79-115).

Теория первичных и вторичных качеств уже стала достоянием истории философии, однако в свое время она была в центре дискуссий между материалистами и идеалистами. Идеалисты пользовались тем, что не существовало «канонических» списков первичных и вторичных качеств (например, считать ли первичным качеством плотность?). В отсутствие четких критериев список вторичных качеств можно было более или менее произвольно расширять. Кроме того, можно было понизить их онтологический статус, распространив на них субъективный характер вызываемых ими ощущений.

Если субъективная обусловленность познания затмевает его объективное содержание, то возможны три пути:
1) отрицание объективных материальных причин наших ощущений (Беркли);
2) утверждение, что данные причины, возможно, существуют, но это недоказуемо (Юм);
3) утверждение, что они, несомненно, существуют, но принципиально непознаваемы (Кант).

Необходимо подробно проанализировать, как ленинская теория отражения преодолевает недостатки и ограниченность локковской гносеологии.
Можно пойти дальше и обсудить мнение С. Жижека о неявном идеализме (!) самой ленинской теории отражения. По Жижеку, тезис о существовании материального мира вне и независимо от сознания неявно подразумевает существование нематериального сознания, воспринимающего мир в целом извне, «с точки зрения Бога».

«Проблема ленинской «теории отражения» в ее имплицитном идеализме; само навязчивое упорство в независимом существовании материальной реальности вне сознания должно прочитываться как симптоматическое смещение, цель которого в том, чтобы скрыть тот ключевой факт, что само сознание имплицитно постулируется как внешнее по отношению к реальности, «отражаемой» им» («13 опытов о Ленине», с. 34).

Кроме того, словенский философ полагает, что нельзя обосновать материализм, найдя в познании хоть что-то, не затронутое субъективным опосредствованием (последнее невозможно в принципе). Он предлагает другой довод: материальный мир существует объективно, поскольку есть препятствие, не позволяющее мышлению достичь полного тождества с самим собой и локализуемое вне сознания («сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет»).

«Однако Адорно и Ленин вступают здесь на неверный путь: доказывать материализм нужно не цеплянием за минимум объективной реальности вне субъективного опосредования мышления, а упорством в абсолютной неотъемлемости внешнего препятствия, которое не позволяет мышлению достичь полной тождественности с самим собой» («13 опытов о Ленине», с. 34).

Впрочем, есть школы мысли, истолковывающие данное препятствие (само существование которого несомненно) иначе. Например, буддизм махаяны утверждает, что сансара есть иллюзия, но мы не можем вырваться из ее оков, пока не изживем свою карму (сансарическое существование — это закономерный, системный, яркий и детальный кошмар, от которого трудно пробудиться, прервав его самовоспроизведение).

Или другой вариант. «Мы видим вещи таковыми, каковы они суть, вещи же таковы, какими их видит Бог» (Аврелий Августин). Здесь реальность понимается как препятствие, внешнее по отношению к человеческому сознанию, но, тем не менее, идеальное. Беркли это сохранил, его Бог — совершенный наблюдатель. Если из берклиевской онтологии устранить Бога, она просто развалится (Х. Л. Борхес интересно обыграл это в рассказе «Тлён, Укбар и Orbis Tertius»).

Поистине, квалифицированно защищать материализм весьма непросто, для этого необходимо глубокое знание не только материалистической диалектики, но и истории философии в целом.

Список литературы
1. Жижек С. 13 опытов о Ленине / С. Жижек. — М.: «Ад Маргинем», 2003. — 254 с.
2. Заиченко Г. А. Джон Локк / Г. А. Заиченко. — М.: Мысль, 1988. — Второе, доработанное издание. — 199, [1] с.

Михаил Кухтин, заведующий международным отделом ЦК КПДНР

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *