1917 год: еще раз о немецких деньгах и шпиономании | Вперед

1917 год: еще раз о немецких деньгах и шпиономании

maxresdefaultРецензия на российский многосерийный телефильм «Демон революции».

Как утверждают серьезные историки и исследователи, Ленин был не первым и не последним, кого объявили немецким шпионом в годы Первой мировой войны. Шпиономания охватила Россию буквально с самого начала боевых действий. Сначала «немецким шпионом» слухи объявили генерала П. Ранненкампфа, командующего Первой армией Северо-Западного фронта, которая потерпела сокрушительное поражение в 1914 году. Единственным «доказательством» его измены было его немецкое происхождение [1, с. 7]. Затем молва объявила немецкой шпионкой царицу. «Знающие люди» утверждали, что из ее спальни под землей в Берлин тянется телефонный кабель, по которому она «сносится с Вильгельмом II и выдает ему государственные тайны» [2, с. 216-217]. Так, член английского парламента Д. Дэвис, посетивший Россию в начале 1917 года, отмечал в своем докладе: «Царица, справедливо или нет, считается агентом германского правительства». А после Февральской революции великий князь Кирилл Владимирович заявил, что не раз задавался вопросом, не шпионка ли бывшая императрица; тогда же глава Временного правительства А. Керенский ориентировал Чрезвычайную следственную комиссию на поиск доказательств преступных связей Романовых с Германией. Никаких фактов не нашли, но атмосфера в стране способствовала дальнейшим поискам шпионов. И вскоре генерал Корнилов объявил немецкими шпионами уже министров Временного правительства [1, с. 7].

Какие же доказательства предъявляют обвинители Ленину? Во-первых, претензии вызывает то, что Ленин выступал протии того, чтобы поддержать российское правительство в империалистической войне. Как утверждает историк Ю. Латыш, специально занимающийся данной проблемой и, ссылаясь на западных историков З. Земана и У. Шарлау, он доказывает, что «пораженчество» большевиков не имело ничего общего с желанием победы Германии. Ленин настаивал, чтобы такую же политику в отношении своих правительств проводили социал-демократы всех воюющих стран, включая Германию. Таким образом, большевики стремились к поражению не только своего правительства в несправедливой и захватнической империалистической войне, но и к поражению и свержению всех империалистических режимов.

И, конечно, главные претензии и спекуляции вызывает тот факт, что Ленин проехал в пломбированном вагоне через территорию Германии. Отсюда вытекает еще одна претензия, что большевики якобы получали деньги от немцев на антивоенную агитацию, а, следовательно, являлись немецкими шпионами.

Еще в 1931 году историк-эмигрант Г. В. Вернадский выпустил в США книгу с красноречивым названием «Ленин – красный диктатор», где, опираясь на некий отчет французского детективного бюро «Бинт и Самбин», сообщал о том, что 28 декабря (15 декабря по старому стилю) 1916 года Ленин приехал в Берн, «вошел в здание германского посольства и оставался там до следующего дня, после чего вернулся в Цюрих». В 1998 году эту книгу издали в Москве, и с тех пор данный «факт» стал усилено муссироваться всеми «правдолюбцами», хотя Вернадский так и не смог указать источник этого факта и сам сомневался в степени его достоверности [3, № 22, с. 3].

Доктор исторических наук Геннадий Соболев, не один десяток лет занимающийся данной проблемой, в своей книге «Тайна немецкого золота» скрупулезно и с научной добросовестностью проанализировав все факты, назвал и заказчиков, и исполнителей, и цену этой грандиозной провокации. Он пишет: «… судя потому, что данный факт не нашел никакого отражения в опубликованных документах МИД Германии, скорее всего, это только «домысленный» факт» [4, с. 11].

А вот факт реальный: именно 28 декабря 1916 года (по новому стилю) Ленин провел не в германском посольстве в Берне, а цюрихском полицейском управлении, где написал прошение (на немецком языке) о продлении срока пребывания в Цюрихе и заполнил ордер о внесении им в финансовое управление Цюриха залога на 100 франков. И это факт зафиксирован документами абсолютно бесспорными [5, с. 583].

В 1996 году вышла еще одна книга под интригующим названием «Неизвестный Ленин». Ее автор Р. Пайпс утверждает, что он нашел, наконец, подтверждение «контакта Ленина с германцами». Это «подтверждение» он приводит в письме Ленина к Инессе Арманд от 20 января (по новому стилю) 1917 года, где Ленин пишет следующее : «Насчет «немецкого плена» и прочее все Ваши опасения чрезмерны и неосновательны. Опасности никакой» [6, с. 372].

Но если сопоставить это письмо в контексте всей переписки (которая давно опубликована), то можно понять, о чем идет речь. А речь идет о возможном (по слухам) вступлении Швейцарии в войну. В этом бы случае Женеву, где находилась Арманд, заняли бы французы, а Цюрих, где жил Ленин, был бы под угрозой немецкой оккупации. Об этом Ленин и сообщает в письме к Арманд от 16 января 1917 года. Впрочем, он не собирался покидать Цюрих, о чем и написал в письме, так как подобная «война невероятна» [6, с. 367].

Инесса Арманд ответила, что Владимир Ильич недооценивает опасности интернирования и «немецкого плена», а посему надо думать о переезде. Вот Ленин и пишет ей 19 января насчет «немецкого плена», а 20 января вновь повторяет, что всерьез опасаться войны на территории Швейцарии нет оснований. Так что совсем не о связях с немцами шла речь. И утверждения Пайпса совершенно безосновательны.

Кстати, именно из письма от 16 января 1917 года (по новому стилю) можно составить представление о партийной кассе большевиков: «Партийную кассу, — пишет Ленин Инессе, — я думаю сдать Вам (чтобы Вы носили ее на себе, в мешочке, сшитом для сего…)» [6, С.367]. Представить себе изящную Инессу Арманд, носящую на себе всю партийную кассу, и станет логически понятно, что никакого «золотого дождя» на большевиков не проливалось.

Меньшевик В. Валентинов в своих воспоминаниях с едкой иронией замечает, что Ленин с Крупской в эмиграции жили очень даже неплохо, и приводит в пример тот факт, что Надежда Константиновна даже позволяла себе жарить мясо на общей кухне в съемной квартире [7, с. 169].

Но сошлемся на более объективный документ, лишенный субъективного налета, каким страдают воспоминания Валентинова. Это отчет чиновника охранного отделения и будущего эмигранта Г. Каткова, который он отправляет в вышестоящие инстанции: «Бедность Ленина во время его пребывания в Швейцарии не подлежит сомнению, как в отношении его личных средств, так и в отношении финансирования его публикаций» [4, с. 10]. А в 1916 году начальник Петербургского охранного отделения К. Глобачёв докладывал начальству: «Денежные средства их (социал-демократов ) организаций незначительны, что едва ли имело бы место в случае получения немецкой помощи» [1, с. 7].

Впервые публичное обвинение большевиков в связях с немцами появилось во время «июльских дней» 1917 года, когда солдаты, матросы и рабочие выступили против политики Временного правительства, и оно объявило настоящую охоту на Ленина. Именно в это время газета «Живое слово» напечатала статью бывшего депутата II-й Государственной Думы Г. Алексинского и эсера В. Панкратова под названием «Ленин, Ганецкий и Ко — шпионы». Обвинение строилось на основе путаных показаний прапорщика Д. Ермоленко, завербованного в плену немецкой разведкой и засланного в Россию [1, с. 7].  При вербовке ему якобы сообщили имя главного немецкого агента – Ленина. Абсурдность данного обвинения была очевидна даже для самих следователей: зачем сообщать рядовому агенту имя Ленина? Показания Ермоленко были даны еще в апреле 1917 г., но ход делу тогда не дали, а сам прапорщик был отпущен.

Но тут произошли «июльские дни», Временное правительство стало преследовать партию большевиков, и показания Ермоленко оказались весьма кстати. Вдохновителем и заказчиком публикации в «Живом слове» стал министр юстиции П. Переверзев. Остальные газеты отказались печатать эти явные выдумки, а коллеги-министры осудили поступок Переверзева, который вскоре был вынужден подать в отставку. Г. Алексинский, как автор скандальной публикации, благодаря полученной известности был избран в Петроградский Совет. Однако мандатная комиссия отказалась утвердить его полномочия, после чего он объявил немецкими шпионами уже меньшевиков.

Дальнейшие улики против большевиков собирались уже при помощи французской разведки, заинтересованной в том, чтобы Россия продолжала войну. О том, как французские послы буквально умоляли главу Временного правительства А. Керенского продолжать войну, подробно пишет в своих воспоминаниях сам Керенский. Эти воспоминания без купюр были полностью опубликованы в годы так называемой перестройки. Так, министр вооружений Франции А. Тома писал атташе в Стокгольме: «Нужно дать правительству Керенского не только арестовать, но и дискредитировать в глазах общественного мнения Ленина и его последователей…» [1, с. 7].

Временное правительство подхватило версию о Ленине. В правительственной печати стали утверждать, что он «раскачивает Россию» на немецкие деньги. Был выдан мандат на его арест. Над Ильичем нависла реальная угроза ареста, и он вынужденно уходит в подполье.

И в этой связи хочется указать на очень интересный факт, о котором напрочь забывают все так называемые «правдолюбцы» и маратели истории. Ленин хотел явиться на суд Временного правительства, и в августе 1917 г., на очередном съезде партии, который проходил полулегально, одним из первых вопросов рассматривался вопрос о явке Ленина на буржуазный суд. Подавляющим большинством голосов съезд, оберегая жизнь вождя, проголосовал за неявку Ленина на суд, ибо, как полагали делегаты съезда, с ним могут разделаться и до суда, опасаясь ярких и обличительных речей подсудимого.

Но современных «ниспровергателей» и «обличителей» вождя революции эти факты, как, впрочем, и все остальные исторические факты не интересуют. Они в своей маниакальной ненависти к Революции и ее вождю вытаскивают на свет замшелые «доказательства» почти столетней давности в самом прямом смысле этого слова.

Так, осенью 1918 года в США были опубликованы так называемые «документы Сиссона»*. На их основании неискушенный читатель мог сделать вывод о том, что Германия финансировала большевиков еще до Первой мировой войны, и что Октябрьская революция была проектом немецкого Генерального штаба. В подлинность этих документов тогда поверили и в правительстве, и в госдепе США, и за пределами Америки.

И сегодня, в год 100-летия Великого Октября, в том шумном и скандальном потоке исторической публицистики бывает очень трудно различить, где действительно находится правда исторических событий, а где чистейшей воды спекуляция и даже элементарное невежество. И по сей день отдельные политики, журналисты, особенно тележурналисты, отрабатывающие заказ своих хозяев, не потрудившись проанализировать всю цепочку причинно-следственных фактов и событий, продолжают ссылаться на эти, с позволения сказать, «документы», раскручивая миф о «германо-большевистском заговоре».

В то же время профессиональные историки, специализирующиеся в области российской истории начала XX века и истории революций, в один голос утверждают: никаких убедительных доказательств такого заговора до сих пор не найдено, а «документы Сиссона» являются несомненной подделкой. После многочисленных исследований и экспертиз этих «документов» выяснилось, что их автором был петроградский талантливый журналист и писатель авантюрного склада Фердинанд Оссендовский.

Миф о «немецком золоте» очень тщательно и детально исследован целым рядом профессиональных и уважаемых в научных кругах историков.

Так, известный историк, доктор исторических наук Владлен Логинов, которого не очень жаловали при советской власти за объективную правду, и который много лет занимается историей 1914-1917 годов в России, в своей статье «О «пломбированном вагоне» и «немецком золоте» последовательно, с тщательной скрупулезностью доказывает, что «документы» Сиссона – явная подделка. Логинов приводит высказывания не только лидеров эсеров и меньшевиков В. Чернова и Ю. Мартова, которые публично заявили, что обвинения, выдвинутые против Ленина, являются вымыслом и политической клеветой. Он ссылается также на мнение лидера партии кадетов П. Милюкова, поначалу признавшего подлинность документов, но позднее написавшего: «…так как за эти документы платили деньги и, вероятно, немалые, то …за оскудением подлинных документов, посредники иной раз подкидывали и сочиненные ими…» [8, с. 126].

Геннадий Соболев, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского госуниверситета, автор ряда монографий по истории русской революции, в том числе книг «Тайна немецкого золота» и «Тайный союзник», опираясь на широкий круг источников, анализирует самые разные точки зрения по данному вопросу и приходит к окончательному выводу: «На современном этапе историческая наука не располагает никакими вескими аргументами в пользу «преступных сношений» Ленина с Германией.

Еще один известнейший историк — Виталий Старцев, член-корреспондент Российской Академии образования, крупный специалист по политической истории России начала XX века, блестящий источниковед, автор интересной работы «Немецкие деньги и русская революция». Эта работа – скрупулезное исследование «документов» Сиссона. И автор также приходит к убеждению о поддельности этих «документов».

Подводя итог сказанному, выделим лишь некоторые доказательства, подтверждающие вывод, что так называемые документы Сиссона — явная подделка. Вот лишь некоторые из самых бросающихся в глаза «ляпов»:

1. Из так называемых документов следует, что уже 2 марта 1917 года Немецкий банк выдал крупный кредит Ленину, Троцкому, Коллонтай, Суменсон и др. Но в это время (даже если речь идет о дате, смещенной на 13 дней в связи со сменой стиля) Ленин еще находился в Швейцарии, Троцкий – в Америке, Коллонтай – в Норвегии, а никому неизвестная Суменсон — в России. Кроме того, Ленин и Троцкий в то время еще не состояли в одной партии и были политическими противниками.

2. Установлено, что бумаги, исходившие якобы из разных немецких учреждений, были напечатаны на одной и той же пашущей машинке.

3. Упоминающиеся в «документах» Сиссона разведывательные учреждения Германии никогда не существовали под таким названием, а немецкие офицеры, якобы подписывавшие инструкции для большевиков, никогда не числились на службе.

4. Штампы и печати в «документах» Сиссона не совпадают с теми, которые использовались в аналогичных реальных немецких разведывательных учреждениях [9, с. 279].

И это только самые явные ляпы и нестыковки, которыми изобилуют «документы Сиссона».

И, наконец, историк С. Мельгунов, немало времени потративший на поиски доказательств связи большевиков с немцами, с сожалением вынужден был признать, что документы Сиссона «поражают своей неряшливостью, которую можно объяснить только непритязательностью мало в чем разбиравшихся и наивных покупателей» [8, с. 126].

Впрочем, это его признание относится к далекому 1991 году, а теперь на дворе 2017 год – год 100-летия Великой Революции, которая изменила и Россию, и мир. Потому в зависимости от политической конъюнктуры и вытаскиваются на свет божий давно замшелые «доказательства» и «свидетельства», а поиск истины этих, с позволения сказать, «исследователей» вовсе не интересует. Главное – выполнить политический заказ своих работодателей, попасть в «струю» и ошеломить читателя-зрителя «новыми» и старыми как мир «сенсациями».

Инна Гречко, секретарь Горловского ГК Компартии ДНР, кандидат исторических наук

Примечания

· Эдгар Сиссон — американский журналист. В марте 1918 года в Петрограде купил эти документы у известного в прошлом черносотенного журналиста Е. Семёнова, специализировавшегося еще в годы войны на разоблачении «немецких шпионов». Правда, уже весной 1917 года было установлено, что эти списки были изготовлены сотрудниками контрразведки, дабы доказать «продуктивность» работы спецслужб. Э. Сиссон опубликовал эти «документы» в октябре 1918 года в брошюре «Германо-большевистский заговор» [См. Хмуркин, с. 277; Логинов, с. 126].

Источники и литература

1. Латыш Ю., «Шпиономания», «Новая волна», № 31 ( 2-9 августа) 2012.

2. Шаляпин Ф., «Маска и душа», СП, Азбука — классика, 2010.

3. Логинов В., «Открывая Ленина заново», «Коммунист», 2010.

4. Соболев Г., «Русская революция и «немецкое золото», СП, Нева, М., 2002.

5. «Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника», т. 3, М., Политиздат, 1972.

6. «Ленин В.И. Письма, телеграммы, переписка (1916-1917 гг)», ПСС, т. 49, с. 302, 367, 372.

7. Валентинов В., «Малознакомый Ленин», Париж, 1972.

8. Логинов В., «О «пломбированном вагоне», «немецком золоте» и пользе переиздания старых книг», «Коммунист», 1991, № 5.

9. Хмуркин Г., «Ленин. Взгляд сквозь призму метаистории», Буки-веди, 2015.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *