Куба и аграрный вопрос (Часть 2) | Вперед

Куба и аграрный вопрос (Часть 2)

DSC_0511Современные процессы на Кубе вызывают оживленные дискуссии как среди сторонников, так и противников социалистической модели. Нередко они сходятся во мнении, что процесс внедрения с 2011 года рыночных элементов в плановую экономику является кубинским вариантом «перестройки». Действительно, Кубинская революция переживает сложное испытание, и частичные уступки капитализму могут привести к его полной реставрации. Но верным будет и то утверждение, что иногда без временного возврата к капиталистическим элементам невозможно движение вперед к социализму.

Ошибочно считать, что на Кубе проведение рыночных реформ началось 6 лет назад. На самом деле этот процесс стартовал гораздо раньше. После временного поражения социализма на территории стран бывшего Советского Союза и Восточной Европы Куба вынуждена была коренным образом перестроить собственную экономику, как это однажды уже произошло после Революции. Но если в 1959 году за спиной кубинцев был социалистический лагерь, что позволяло решительным образом проводить преобразования, то в начале 1990-х годов они остались один на один с мировым империализмом. Кубе удалось выстоять не потому, что она сильнее США, а потому что, будучи слабее, смогла использовать в своих интересах конкуренцию между капиталистическими странами.

В начале 1990-х годов революционное правительство приняло ряд постановлений, которые были направлены на развитие туризма и фармацевтической промышленности («Куба. Взгляд на историю», Мексика 2012, с. 124). В настоящее время данные отрасли экономики являются основным источником валютных доходов Кубы. Однако развитие туристической отрасли требует больших финансовых ресурсов, которых на острове, находящемся в условиях блокады, попросту нет. Но они есть у капиталистов, жадностью которых и воспользовалась Куба. С целью развития туризма революционное правительство создало достаточно благоприятные условия для привлечения иностранного капитала и создания с ним совместных предприятий.

В 1991 году на IV съезде Компартии Кубы Фидель Кастро подчеркнул: «Все, осуществляемое в этой сфере, направлено на решение основных проблем народа, на поиски ресурсов, в которых он крайне нуждается, хотя надо поставить дело так, чтобы кое-что досталось непосредственно населению… Хорошо было бы, если бы все эти гостиницы могли быть нашими, однако откуда нам взять капитал? Кто его одолжит — СЭВ, социалистический лагерь? Поэтому мы вынуждены обращаться к иностранному капиталу… Сейчас капиталисты добиваются хорошей прибыли, наши партнеры, например, окупают инвестиции за три года, вместе с ними окупаются и наши вложения… Они дают нам опыт, т.е. технологию.., они обеспечивают нам выход на рынок – и в этих условиях абсолютно правильно вступать в ассоциацию с иностранным капиталом, ибо выигрывают обе стороны, в противном случае не используются ни пляжи, ни отели. Это нисколько не затрагивает ни марксизма-ленинизма, ни социализма, ни революции, возможно лишь ранит наши чувства…»

Когда социалистическая страна находится во враждебном окружении, то временные уступки капитализму являются вопросом выживания. Ситуация, сложившаяся на Кубе в начале 1990-х годов, напоминает условия, в которых оказалась Советская Россия в начале 1920-х. В своем докладе о продовольственном налоге Владимир Ленин говорил, пока социалистическое государство не может обеспечить увеличение продукта, тогда позарез нужно привлекать иностранного капиталиста и дать возможность крестьянам торговать. Но временные уступки рыночным отношениям не страшны, если их рамки определены революционным правительством.

С введением НЭПа в России образовалось пять экономических укладов: патриархальное хозяйство (когда крестьянин работает только на себя), мелкое товарное хозяйство (когда сбываются продукты на рынок), капиталистическое хозяйство, государственный капитализм и социализм. В. Ленин объясняет появление госкапитализма в советской стране следующим образом: «Что такое концессия с точки зрения экономических отношений? Это есть государственный капитализм. Советская власть заключает договор с капиталистом. По этому договору ему предоставляется известное количество предметов: сырье, рудники, промыслы, горная руда или, как в одном из последних проектов концессий, особый завод даже (проект концессии шведского предприятия на подшипники). Социалистическая государственная власть отдает капиталисту принадлежащие ей средства производства: заводы, материалы, рудники; капиталист работает, как контрагент, как арендатор на социалистические средства производства, и получает на свой капитал прибыль, отдавая социалистическому государству часть продуктов» (ПСС, с. 159).

Именно в таком виде госкапитализм и присутствует на Кубе. Так, в ноябре 2015 года министерство внешней торговли и иностранных инвестиций представило каталог инвестиционных проектов, которые планировалось реализовать с привлечением иностранного капитала. В каталог были включены 326 проектов на сумму свыше 8 млрд долл. США. Число проектов в сфере туризма составило 94, добычи и переработки нефти – 86, производства сельхозпродукции – 40, разработки возобновляемых источников энергии – 22, промышленности – 21, горнодобывающей промышленности и транспорта – по 15, строительства – 14, биотехнологии и фармацевтики – 9 («Годовой обзор состояния экономики и основных направлений внешнеэкономической деятельности Республики Куба в 2015 году»).

Туристическая отрасль занимает первое место по числу проектов с участием иностранного капитала. Это позволяет создать необходимые условия для приема иностранных туристов, число которых перевалило за 4 млн человек в 2016 году. Для сравнения в 1986 году эта цифра составляла 200 тысяч («Куба. Взгляд на историю», Мексика 2012, с. 125). При этом по состоянию на начало 2015 года на Кубе общий номерной фонд превышал 82 тысячи мест, из которых 18,7 тысяч номеров находились в частном секторе («Годовой обзор состояния экономики и основных направлений внешнеэкономической деятельности Республики Куба в 2015 году»). Разумеется, такого количества мест недостаточно, поэтому на острове широко распространена практика сдачи в аренду туристам квартир и комнат, за что кубинцы платят налоги государству. Правительство Кубы не успевает в полной мере удовлетворить спрос иностранных туристов также на услуги общественного питания, транспортные, торговые и прочие услуги, поэтому ему приходиться делать уступки капитализму, открывая возможность вести малый бизнес.

В качестве очередного подтверждения того, что процесс внедрения рыночных элементов в кубинскую экономику начался гораздо раньше, служит также внесение в июле 1992 года Национальной ассамблеей изменений в Конституцию 1976 года, в которой признавалось право частной и смешанной собственности, регулируемые в соответствии с кубинским законодательством. Тем не менее Революция продолжает удерживать завоеванные позиции, и сегодня она находится в гораздо лучших условиях, чем 25 лет назад. С момента свержения диктатуры Батисты Куба стремилась преодолеть зависимость от экспорта сахара. Несмотря на значительные успехи в этом направлении, которые были достигнуты еще во времена существования Советского Союза, в полной мере проблему монопродукта удалось решить только в «особый период» с развитием сферы услуг. Если в 1990 году Куба произвела 8 млн тонн сахара-сырца, то в 2015 – только 1,8 млн. В 2002 году окончательно прекращены работы на более чем половине сахарных заводов, которые вскоре были демонтированы («Куба. Взгляд на историю», Мексика 2012, с. 126). В 2015 году в стране насчитывалось всего лишь 56 сахарных заводов. При этом рост ВВП, по данным Всемирного Банка, в 2015 году составил 4,4%, а в 1990-м этот показатель был отрицательным (-2,9%). Таким образом, проблему монопродукта на острове удалось решить путем частичной замены экспорта товара (сахар) на экспорт услуг (туризм и медицинские услуги). Кроме того, Куба успешно провела диверсификацию внешнеэкономических связей, чтобы не зависеть от одного рынка или внешнего партнера.

В настоящее время на острове для иностранного капитала открыты все отрасли кубинской экономики кроме здравоохранения, народного образования и военно-промышленного комплекса. Наиболее охотно капиталисты инвестируют в отельный бизнес. В сфере туризма предусмотрены следующие основные формы участия иностранного капитала: совместное предприятие – создается, как правило, с целью строительства нового туристического объекта (гостиницы, яхт-клуба и т.п.) и договор управления 24 туристическим объектом – заключается с целью повышения уровня гостиницы и качества предоставляемых услуг. При этом земля является исключительно государственной собственностью и может предоставляться в аренду смешанному предприятию сроком на 25 лет с возможностью последующей пролонгации.

«Нет сомнений в том, что каждая концессия будет новой, своего рода, войной в смысле войны экономической, перенесением войны в другую плоскость, — писал В. Ленин. — Приспособиться к этому необходимо, но надо уметь это делать с точки зрения партийного съезда. Необходимо идти на передышку, на жертвы и лишения, иначе мы цели не достигнем, а цель одна: в капиталистическом окружении мы используем жадность капиталистов к прибыли и вражду одного треста к другому, чтобы создать условия для существования социалистической республики, которая вне мировых связей существовать не может и при данных условиях должна связать свое существование с капиталистическими отношениями» (ПСС, с. 181).

Вражду одной монополии к другой использует и кубинское правительство. Так, на Острове Свободы присутствуют 18 международных гостиничных сетей. Наиболее прочные позиции у испанских компаний, в управлении которых находятся 69 отелей (около 36 тыс. номеров). В частности, испанские «Sol Meliá» и «Iberostar» управляют 28 и 11 отелями соответственно. Канадская «Blue Diamond Hotels & Resorts» управляет 8 отелями. Следовательно, несмотря на ужесточение блокады со стороны Соединенных Штатов, Куба достаточно успешно использует межимпериалистические противоречия в своих интересах.

Продолжение следует…

Артур Ленский 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *