Виктор Глушков – пионер советской кибернетики | Вперед

Виктор Глушков – пионер советской кибернетики

01_glushkov_portИмя выдающегося советского кибернетика Виктора Михайловича Глушкова было хорошо известно не только в СССР, но и за рубежом. Всю свою жизнь он посвятил служению обществу, ради которого вел активную научно-организационную, педагогическую и просветительскую деятельность. Общественность высоко оценила работу ученого, что подтверждает звание Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, Государственной премии СССР и Государственной премии УССР. За широкое внедрение научных достижений в народное хозяйство В. Глушков награжден пятью золотыми медалями ВДНХ СССР.

Виктор Михайлович родился в г. Ростове-на-Дону, а школьные годы провел в г. Шахты. Еще в детстве отец приобщил его к работе над техникой, в результате чего он стал делать радиоприемники по собственным схемам еще в пятом классе. Годом позднее Виктор занимался математикой уже по университетской программе. В восьмом классе в список изобретений школьника вошли фотоувеличитель, домашний телефон и даже небольшой трамвай. Однако будет большим заблуждением считать, что этим круг увлечений будущего ученого ограничивался. Например, к десятому классу он знал очень много стихотворений, в том числе и на немецком языке. Позже Виктор Михайлович даже выиграл спор после того, как смог десять часов непрерывно декламировать поэзию.

Утром 22 июня 1941 года, вернувшись домой после выпускного вечера, В. Глушков включил приемник. Настроив немецкую радиостанцию, по которой передавали речь А. Гитлера, он раньше остальных узнал, что началась война… В эти грозные дни Виктор Михайлович подал заявление в артучилище, но, к сожалению, к военной службе оказался не годен. Однако в начале войны его неоднократно привлекали к рытью окопов, а после освобождения г. Шахты в 1943 году мобилизовали на восстановление угольных шахт Донбасса. Осенью 1944 года В. Глушков поступил в Новочеркасский индустриальный институт. Правда, он вскоре понял, что выбранный теплотехнический профиль не в состоянии его удовлетворить, поэтому на четвертом году обучения перевелся на математический факультет Ростовского университета.

После окончания учебы Виктор Михайлович занимался преподавательской деятельностью. В 1951 году он защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук, а 1952 году – утвержден в должности доцента. В 1956 году В. Глушков решил связать свою жизнь с кибернетикой. С этого момента он жил и работал в Киеве, где руководил лабораторией вычислительной техники и математики Института математики АН УССР. У Виктора Михайловича хватало таланта заразить своим энтузиазмом не только сотрудников, но и тех руководителей, от которых зависел успех данного начинания. Например, в штате лаборатории насчитывалось всего 60 человек, из которых только 6 были кандидатами наук. Но уже в 1957 году она была преобразована в Вычислительный центр Академии наук, где работало 132 человека. В 1962 году, когда на базе этого центра был создан Институт кибернетики, – более 1200 сотрудников. Кроме того, В. Глушкову как руководителю необходимо было постоянно решать вопросы по созданию необходимых условий для работы, обеспечению всех жильем, организации подготовки кадров и т.д.

Что касается деятельности советского ученого, то она была настолько плодотворной, что, например, за минимальный срок под его руководством была создана первая в стране универсальная управляющая машина «Днепр» (главный конструктор Б.Н. Малиновский). В США разработка аналогичной машины хотя и была начата несколько раньше, но введение в эксплуатацию было осуществлено только в 1961 году, то есть практически одновременно с советским изобретением. Огромным достижением института, во главе которого стоял В. Глушков, стала также разработка первой в мире персональной электронно-вычислительной машины МИР (Машина для Инженерных Расчетов). Об уникальности такой ЭВМ говорит хотя бы тот факт, что на выставке в Лондоне 1967 года она была куплена американской фирмой IBM, являющейся поставщиком почти 80% вычислительной техники для всего капиталистического мира.

Массовое производство электронно-вычислительных машин в СССР одновременно совпало с острой необходимостью перехода экономики страны на новый технический уровень. Это объясняется тем, что с развитием народного хозяйства процесс планирования становился все сложнее, и для обеспечения высокого уровня информации товарно-денежных отношений и иерархии в управлении уже было недостаточно. Поэтому для поддержания высокой эффективности государственной экономики, которая была достигнута к 1960-ым годам, следовало бы использовать передовые технологии, позволяющие значительно улучшить обработку полученных данных. Решить эту проблему В. Глушков предложил с помощью целой сети ЭВМ, размещенных по всей стране, что, в свою очередь, способствовало бы созданию технической основы для Общегосударственной автоматизированной системы учета и обработки информации (ОГАС).

Необходимость создания ОГАС Виктор Михайлович обосновывал гипотезой о так называемых информационных барьерах, первый из которых возник в условиях разложения первобытной общины, чье преодоление стало возможным благодаря товарно-денежным отношениям и иерархической системе управления. Второй барьер возник в 1930-е годы, когда даже привлечение множества людей уже неспособно помочь в эффективном управлении экономикой. А в 1960-ые годы, по расчетам В. Глушкова, для поддержания советской экономики на высоком уровне необходимо было все население СССР привлечь к обработке информации. Единственным выходом из сложившейся ситуации являлось лишь использование мощностей электронно-вычислительных машин, объединенных в одну систему.

Первая половина 1960-ых годов являлась одним из самых плодотворных периодов в научной деятельности Виктора Михайловича. В 1961 году он был избран академиком АН Украинской ССР, а в 1964 году – академиком АН СССР и вице-президентом АН УССР. В 1963 году советского ученого избирали членом Программного комитета Международной Федерации по переработке информации (ИФИП), где он возглавил направление «Применение ЭВМ в естественных науках, технике, лингвистике и библиотечных науках. Искусственный интеллект». В. Глушков также выступал с лекциями по всему миру: в Австралии, Европе, Индии, Канаде, Мексике, США, Японии, на Кубе. Кроме того, в этот период им было написано много книг, в частности таких, как «Синтез цифровых автоматов», «Теория алгоритмов», «Введение в теорию самосовершенствующихся систем», «Вычислительная машина «Киев», «Введение в кибернетику».

Однако среди множества своих научных идей одну В. Глушков считал делом всей жизни – это идея ОГАС, эскизный проект которой был разработан уже к 1964 году. В решениях XXIV съезда КПСС ОГАС определена как Общегосударственная автоматизированная система сбора и обработки информации для учета, планирования и управления. Как пишет Виктор Михайлович в статье «Заветные мысли для тех, кто остается», такую задачу поставил перед ним Первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин еще в ноябре 1962 года. Но прежде чем приступить к созданию проекта ОГАС, В. Глушков изучил работу предприятий и организаций широкого спектра специализаций: заводов, шахт, железных дорог, аэропортов, высших органов управления (Госплана, Госснаба, Минфина и др.). Сам проект, кроме всего прочего, имел 100 центров в крупных промышленных городах, откуда поступала уже обработанная информация в единый общегосударственный центр. Эти центры были объединены между собой широкополосными каналами связи и соединены с 10 тысячами центров предприятий и организаций. При этом механизм обратной связи позволял постоянно корректировать управленческие решения.

Заметим, что данная система не имела ничего общего с Интернетом. Конечно, Интернет тоже является объединением компьютерных сетей, но это объединение служит лишь основой для передачи данных. Основная задача ОГАС состояла в том, чтобы собирать информацию с предприятий для обеспечения эффективной работы плановой экономики. Особенностью системы В. Глушкова являлось еще и то, что реализовать ее в условиях частной собственности просто невозможно, так как наличие коммерческой тайны лишало возможности сбора необходимых данных для проведения расчетов. Поэтому, например, в США никакая кибернетика не смогла бы сделать экономику управляемой. В отличие от капиталистических стран в СССР существовал единый народно-хозяйственный комплекс, что позволяло построить эффективную систему автоматизированного управления.

Разумеется, что эта система могла бы очень быстро упразднить бюрократический аппарат. В таком случае вполне справедлив был бы следующий вывод: реализовать на практике ОГАС не удалось по причине сопротивления работников умственного труда. Однако такое мнение ошибочно. Как ни странно, но главными противниками проекта были экономисты, которые, по словам В. Глушкова, и сбили с толку А. Косыгина. Ведь для того, чтобы воплотить в жизнь ОГАС, понадобилась бы достаточно большая сумма денег – 20 млрд рублей. Правда, схема советского кибернетика работала по принципу самоокупаемости, позволяющей получить не менее 100 млрд рублей уже по окончании трех пятилеток. К сожалению, верх над ОГАС одержала реформа экономистов, которая, по их словам, стоила ровно столько, сколько бумага с напечатанным указом и постановлением Советов Министров. А так как А. Косыгин был человеком практичным, то им не составило труда убедить его в целесообразности проведения именно такой реформы, суть которой можно свести к названию одной лишь статьи, вышедшей в то время: «Прибыль — движущая сила». Другими словами, прибыль стала основным критерием работы советских предприятий. Примечательно то, что самые активные противники ОГАС из числа экономистов (напр., Либерман, Белкин, Бирман) затем мигрировали в США и Израиль.

В свою очередь В. Глушков задумывал ОГАС как альтернативу товарно-денежным отношениям, так как без этого невозможно движение вперед по пути социализма. По словам Виктора Михайловича, в проекте даже был раздел, предусматривающий переход на безденежную систему расчетов населения. Сначала он предлагал правильно организовать распределение с помощью денег, о чем можно узнать в книге-интервью В. Моева «Бразды управления»:

«Давайте условимся, что на личные счета в банке будут приниматься перечисления только от официальных организаций, выплачивающих людям вознаграждение за труд. Снять со своего счета наличные вы можете, но внести туда наличными нельзя…

…Если банк, будучи включен в систему автоматизированных безналичных расчетов, начнет принимать деньги только от официальных организаций, где люди получают зарплату, в этот кругооборот никак не могут попасть заработки частные и сомнительные. Декретно, в один день и час истребить все так называемые «левые» операции с деньгами невозможно. Но после предложенной меры обращение их замкнется в своем ограниченном кругу. Из первого «официального» круга, что ли, круга обращения во второй деньги переходить могут – достаточно вам снять часть своего заработка с банковского счета, а вот из второго круга в первый они уже никогда не вернутся».

Следовательно, с помощью разделения обращения денег на «левое» и официальное можно было со временем полностью ликвидировать «теневой» сектор экономики.

После неудачной попытки реализовать автоматизированную систему управления на общегосударственном уровне В. Глушков принялся за разработку автоматизированной системы управления на отдельных предприятиях (АСУП). Так, в 1967 году была сдана в эксплуатацию первая в стране АСУП для предприятия с массовым характером производства «Львов» на львовском телевизионном заводе «Электрон». В начале 1970-х годов завершились работы по системе «Кунцево», проводимые на Кунцевском радиозаводе, которую Виктор Михайлович предлагал положить в основу создания АСУП на предприятиях девяти оборонных министерств. Однако несмотря на все эти достижения, советский кибернетик не оставлял мысли о реализации АСУ в рамках всей страны. К слову сказать, в конце 1960-ых идеи, разработанные в проекте ОГАС, вновь рассматривались на высоком государственном уровне, правда, снова безрезультатно.

Следует также отметить, что далеко не последнюю роль в проведении рыночной реформы в СССР сыграли США, которые делали все, чтобы не допустить укрепления народнохозяйственного комплекса нашей страны. Сначала в «Вашингтон пост» опубликовали статью под названием «Перфокарта управляет Кремлем», рассчитанную на советских руководителей. Затем «Гардиан» напечатала материал, очевидно, для интеллигенции, где утверждалось, что ОГАС – это заказ КГБ, который позволит следить за каждым человеком. Кроме того, неоднократно осуществлялись покушения на жизнь В. Глушкова.

В конечном итоге американцы добились своей цели. Однако если бы удалось реализовать проект В. Глушкова, то судьба СССР могла сложиться по-другому. Сейчас это признают даже в США. Например, недавно была опубликована статья Вячеслава Геровича, преподавателя Массачусетского технологического института (Бостон, США), «Интер-Нет! Почему в Советском Союзе не была создана общенациональная компьютерная сеть», где автор приводит текст секретного меморандума ближайшего советника Джона Кеннеди. В нем шла речь о том, что решение сделать ставку на кибернетику даст СССР огромное преимущество, и если США будут продолжать ее игнорировать, то в ближайшее время «с нами будет покончено». К сожалению, покончено было все-таки с Советским Союзом. Вместо долгожданной победы коммунизма во всем мире наступила мировая реакция, которая торжествует и по сей день. И изменить такое положение вещей, пренебрегая при этом идеями выдающегося советского ученого, будет крайне сложно.

Станислав Ретинский, Секретарь ЦК КПДНР

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *